Англичане назовут родственников до седьмого колена, белорусы не знают даже прадедов

Англичане назовут родственников до седьмого колена, белорусы не знают даже прадедов

Но не всегда в этом виновата плохая «национальная» память

Когда я решила заняться генеалогией и восстановить семейное древо, то столкнулась с тем, что кроме как в памяти бабушек информация почти нигде не сохранилась.

Проблема касается не только документов о моих предках. По словам специалистов, на территории Беларуси лучше всего сохранились архивы по Минской губернии, по Витебской документов осталось меньше, а по отдельным регионам Могилевской губернии данные практически отсутствуют. В начале Великой Отечественной войны в Тамбов и Челябинск успели перевезти только часть документов Могилевского областного архива. В первый год войны здание архива полностью сгорело и бумаги о рождении, учебе, работе многих граждан, документы учреждений были безвозвратно утрачены.

Одна моя знакомая, которая пыталась найти сведения о родне из западной Беларуси, застопорилась на том, что документы досоветского времени о той территории сейчас хранятся в литовском архиве. Но радует, что они хотя бы есть.

Одного из своих прадедов я не застала в живых, но знаю о нем достаточно. В честь Дмитрия Фомича Филимонова, бывшего секретаря ЦК КП(б), назвали улицу в Минске. Об этом я знала давно, но, сколько себя помню, этот факт воспринимался как что-то само собой разумеющееся и не требующее доказательств. Гораздо интереснее было слушать застольные рассказы о жизни предков, нежели копаться в документах.

Мой прадед был работящим человеком с золотыми руками. Способность чинить и строить так, чтобы потом это работало и стояло, передалась по наследству. Сначала к сыновьям: один стал архитектором – Сергей Дмитриевич Филимонов спроектировал столичный Дворец спорта, второй долгое время работал инженером. Потом к внукам, один из которых – мой отец – возвращает раритетную технику к жизни уже просто ради удовольствия.

Работа моего прадеда при ЦК компартии была связана с промышленностью и строительством. За заслуги на последнем месте работы его память была увековечена в названии улицы.

PRAS.by""
PRAS.by""

Дмитрий Фомич – один из немногих предков, о котором сохранилась более-менее подробная информация. Другие, уже почившие родственники остались только в памяти бабушек. Причем узнать больше даже о семье Дмитрия Фомича очень трудно. Жизнь помотала мою семью по свету. Мои предки по линии Филимоновых – русских кровей. Но в XIX веке, еще при крепостном праве, помещик, в услужении которого были мои родственники, переехал со всеми крепостными в Одесскую губернию. Сейчас найти в архивах что-либо о дальней родне, которая осталась на территории нынешней России, почти невозможно.

В какой-то момент поисков начинает нарастать раздражение: почему родственники не вели родословную, чтобы сейчас потомкам не пришлось восстанавливать все по крупицам? Но роптать на предков, тяжелое время и исторические катаклизмы не стоит. Белорусы – не британцы, у которых все аккуратно разложено по полочкам и картотекам. Нашу память сильно потрепали, хорошенько придавив тяжелым пролетарским сапогом. И сейчас – удача, если ты знаешь имена четвертого поколения своих предков и на вопрос о девичьей фамилии бабушки отвечаешь без запинки.

Но в любом случае нужно собирать крохи сведений у еще живых родственников – будет что передать потомкам. И пусть они продолжат вести родословную. Тогда, возможно, когда-нибудь и мы будем знать свое генеалогическое древо не хуже англичан.

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий