Из-за кедов и трико: нетяжелая производственная травма привела нанимателя в суд

Из-за кедов и трико: нетяжелая производственная травма привела нанимателя в суд

Транспортировщик барановичского предприятия оступился и поранил ногу о бортик тележки, которую разгружал. Причиной производственной травмы назвали неосторожность самого потерпевшего, но он с таким выводом не согласен.

Произошел несчастный случай ровно через месяц после того, как Сергея Гапановича приняли на работу в ОАО «Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение» (БПХО), – в июне прошлого года. Травму признали производственной, но ее причиной назвали неосторожность самого потерпевшего. С таким выводом Сергей категорически не согласился.

– На предприятии хотели скрыть, что за месяц работы мне так и не удосужились выдать спецодежду, – отмечает Гапанович. – Будь я на тот момент не в кедах и не в домашнем трико, а в плотной специальной одежде, моя нога осталась бы цела или пострадала бы меньше. Вот я и хочу добиться признания вины предприятия.

Председатель профкома хлопчатобумажного объединения Галина Лемеш объясняет, почему так произошло: новый работник оказался человеком крупным, спецодежды его размера не нашлось в наличии.

– Мы заказали костюм, который был сшит довольно быстро, но за это время ввиду состояния здоровья у Сергея сильно отекли ноги и брюки пришлось перешивать, – рассказывает Галина Петровна.

***

После лечения Гапановича направили на медицинскую комиссию, которая запретила ему работать в условиях шума, установив III группу инвалидности. 11 августа 2017 года с Сергеем расторгли контракт. Правда, наниматель предложил ему работу грузчика, что не противоречило медпоказаниям, однако мужчина отказался и уволился. Он до сих не трудоустроился: говорит, болит нога, мучает давление, вот и приходится жить на 140 рублей пенсии по инвалидности.

В БПХО, в свою очередь, акцентируют внимание на том, что Гапанович был уволен не из-за полученной травмы, а в результате непригодности по общему заболеванию. Согласно действующему законодательству ему выплатили двухнедельный средний заработок. Страховые выплаты в данном случае не положены, так как процент утраты трудоспособности оказался нулевым. По коллективному договору предприятия Сергею тоже ничего не причиталось.

– А как же причиненный моральный и материальный вред?! – негодовал пострадавший. – Имей я спецодежду, травмы бы не было, как и проблем со здоровьем. Я не потерял бы работу, получал бы зарплату.

***

В исковом заявлении в суд Гапанович предъявил претензии к Барановичскому производственному хлопчатобумажному объединению и компании «Белгосстрах». Суд Барановичского района и города Барановичи частично удовлетворил требования истца, взыскав в его пользу компенсацию морального вреда в размере 100 рублей. Сергей тогда подал кассационную жалобу в Брестский областной суд, который пошел ему навстречу и увеличил компенсацию морального вреда до 500 рублей, хотя было запрошено 6 тыс. рублей.

– Виной всему не моя неосторожность, а факт невыдачи спецодежды. Моя инвалидность – последствия несчастного случая, – стоит на своем бывший работник. – И я буду это доказывать.

При этом Сергей Гапанович не хочет принять очевидное: согласно заключению Барановичской городской больницы полученная им травма не относится к тяжелым, и лечение произведено за счет бюджетных средств. Брестская областная МРЭК пришла к выводу, что степень утраты трудоспособности отсутствует, а группа инвалидности установлена по общему заболеванию. Хотя, безусловно, нарушения имели место. Так, согласно ст.55 Трудового кодекса наниматель обязан обеспечить работника специальной обувью, одеждой и иными необходимыми средствами индивидуальной защиты. Гапановичу же выдали спецодежду 29 июня, приняв на работу 18 мая. Исполни наниматель свои обязанности надлежащим образом, история разбирательства по производственной травме не растянулась бы на столь длительное время.

Галина СТРОЦКАЯ

Источник:
поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий