Китайское предупреждение: отложенный конфликт у спорных островов

Китайское предупреждение: отложенный конфликт у спорных островов

Территориальные споры Китая вновь столкнули лбом Пекин и Вашингтон

Дипломатический скандал, вызванный вояжем американского эсминца в Южно-Китайском море, на пару дней оказался в фокусе информагентств. Впрочем, довольно быстро внимание мировой общественности переключилось на другие глобальные проблемы. Между тем короткая, но крайне эмоциональная словесная перепалка Китая и США заслуживает более серьезного отношения уже потому, что в публичных выступлениях проскользнуло слово «война».

На международной арене китайские политики и дипломаты, как правило, ведут себя тактичнее английских лордов на приеме у королевы: никаких конфликтов, резких заявлений и провокационных жестов – подчеркнутая вежливость на каждом шагу. В то время как другие мировые державы успели вдрызг разругаться по поводу военных действий на Украине и в Сирии, экономических санкций и учений у чужих границ, Китай умудряется сохранять добропорядочные отношения со всеми. И каждый раз, когда представителей КНР пытаются загнать в угол: «Так вы на чьей стороне?» – те учтиво улыбаются в ответ: «Мы на стороне международного права. Верим в силу переговоров и могущество ООН». Этакая смесь восточной философии умиротворенного созерцания с правилами жизни кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!».

Однако тональность резко меняется, когда большая политика вторгается в сферу интересов самого Китая. Мягкие формулировки тут же трансформируются в жесткие ультиматумы.

PRAS.by""

Наибольшее раздражение у Пекина вызывают территориальные споры с соседями и попытки сторонних наблюдателей вмешаться в это давнее противостояние. Дело в том, что по итогам Второй мировой войны в Азиатско-Тихоокеанском регионе остался ряд островов, принадлежность которых до конца не определена. Из-за подобного юридического пробела каждая заинтересованная сторона: Китай, Япония, Корея, Вьетнам, Бруней, Малайзия, Филиппины и Тайвань – считает эти участки суши своими и даже называет их по-разному. Спор остается нерешенным на протяжении десятилетий: то уходит в спящий режим, то внезапно начинает искриться наподобие старой проводки.

Особенно грозный фейерверк получился в 2012 году: тогда японское правительство решило сделать ход конем – выкупить земли у частных владельцев на спорном острове Сенкаку, а затем объявить о его национализации. Китайская сторона отреагировала немедленно: руководство страны отправило сторожевые корабли к Дяоюйдао (это все тот же остров), а граждане Поднебесной ринулись громить японские магазины. Ситуация приняла опасный оборот, когда самолеты японских ВВС стали выписывать кренделя над эскадрой соседа. О серьезности нарастающего конфликта свидетельствовало заявление главы Пентагона: Китай и Япония, возможно, стоят на пороге войны.

Но обошлось. Не в последнюю очередь из-за «фактора США». Соединенные Штаты называют Японию своим союзником и обещают военную помощь при необходимости. Причем помощь серьезную: к 2020 году американцы планируют разместить в Азиатско-Тихоокеанском регионе 100-тысячный контингент. Для пущей убедительности год назад Пентагон прямо заявил, что даст военный ответ «на любую агрессию в отношении наших союзников в случае попытки захватить Сенкаку».

И вот территориальный спор вновь ознаменовался скандалом. На прошлой неделе американский эсминец совершил прогулку по спорному району Южно-Китайского моря. Пекин тут же заявил о том, что «китайские народ и вооруженные силы не потерпят нарушения суверенитета и интересов своей страны». Командующий ВМС Китая адмирал У Шэнли предостерег своих коллег из США фразой с подтекстом: мол, провокационные действия могут довести до «непроизвольных выстрелов при чистке ружья».

Соединенные Штаты не остались в долгу и ответили чем-то вроде «Плаваем, где хотим», а также пообещали напоминать о себе примерно дважды в квартал. И вообще, «это не должно слишком нервировать Китай». Такие заявления, конечно, сильно успокаивают.

Разумеется, конфликт не исчерпан, а отложен. Китай не откажется от притязаний на спорные острова по ряду причин. Во-первых, по мнению политической элиты Поднебесной, это значило бы «опозорить предков». Во-вторых, контроль над архипелагами раздора имеет экономический эффект: вроде огромных запасов рыбы (которыми якобы можно прокормить целые страны), а также внушительных месторождений нефти и газа. Но самое главное кроется в стратегическом положении островов: по международному законодательству государственные территориальные воды распространяются на 12 миль от побережья. Такими географическими уловками можно взять под контроль площадь, значительно превышающую размеры Средиземного моря.

Нельзя сбрасывать со счетов и большую политику. За спором о принадлежности островов в Азиатско-Тихоокеанском регионе кроется ответ на вопрос: «Кто в доме хозяин?».

США привыкли вести себя по-хозяйски в любом уголке планеты. «Именно это делает нас единственной подлинной мировой державой», – обмолвился недавно замглавы Пентагона Роберт Уорк. Но и Китаю уже мало довольствоваться статусом второй экономики мира. Растут траты на военный бюджет, а вместе с ними ширятся и геополитические амбиции. Модернизация вооруженных сил уже привела к появлению в мае 2015 года «Белой книги», описывающей военную доктрину Китая. В ней особо выделяются переход к концепции «активной обороны» и развитие океанского флота. На Западе тут же отреагировали страшилками о возрастающей «китайской угрозе».

Надо признать, Народно-освободительная армия Китая действительно обрастает мускулами. Раньше ее боеспособность заключалась в массовости и была поводом для шуток: вроде анекдота о нападении на СССР с пересечением границы мелкими группами по 10 млн человек и массированным ударом всеми двумя танками. Сегодня вооруженные силы КНР стремительно наверстывают техническое отставание от крупнейших армий мира. И это не может не беспокоить страны, уже распределившие роли на международной арене по своему усмотрению.

Коллаж автора

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий