Мерлинский полигон: почему полешуки узнали слово «радиация» задолго до Чернобыля

Мерлинский полигон: почему полешуки узнали слово «радиация» задолго до Чернобыля

В начале 60-х годов прошлого века на Столинщине в Брестской области по решению Минобороны СССР был создан крупнейший в Европе и второй по величине в мире военный полигон – 41-й авиационный. Говорили, что в полесской глуши оттачивали не только мастерство бомбометания

В народе его называли Мерлинским, по названию ближайшей деревни. Просуществовал полигон до начала 1990-х (сейчас военные лишь изредка проводят на нем учения. – Прим. авт.), но по сей день покрыт завесой тайны. Говорят о нем разное, и поди разберись, где правда, а где вымысел...

Десять лет назад журналистская судьба свела меня с двумя жительницами Полесья – Михалиной Левковец и Анной Кожановской. Одной уже нет в живых, но Анна Даниловна, слава Богу, еще жива и неплохо себя чувствует – на велосипеде разъезжает по поселку, все лето за черникой в лес ездила. Моя же память хранит рассказанное ими. Тогда повествование собеседниц казалось, мягко говоря, странным: какая радиация в Столинском районе задолго до аварии на ЧАЭС, какие ядерные взрывы на Ольманских болотах?!

PRAS.by""

Несколько лет спустя дизель Удриц – Барановичи вез меня домой из очередной полесской командировки. На одной из станций в районе Лунинца в поезд вошла пожилая женщина. Мы разговорились. Звали мою соседку по вагону Софья Домощук.

– Колькі гадкоў мінула, як жыву тут, а ўсё дадому цягне, – сказала она. – Я родам з Мярлінскіх хутароў, што ў Альманскіх балотах знаходзіліся. У 1960-х да нас дайшла-такі калектывізацыя. Савецкая ўлада вырашыла, што дрэнна гэта – жыць на хутарах, і нас перасялілі ў вёску там жа, на балотах. А роўна праз два гады з’явіліся вайскоўцы. Тады, як адукаваныя людзі казалі, і пачаліся ў нашых краях выпрабаванні смяротнай зброі.

Оснований не верить свидетельнице тех событий, я думаю, нет. К слову, моя случайная попутчица до сих пор живет в поселке Полесский Лунинецкого района, куда в основном переселились жители Мерлинских хуторов.

Болото в стиле «милитари»

Доподлинно известно, что через 10 лет после окончания Второй мировой войны Министерство обороны СССР приняло решение организовать в полесской глуши военный полигон для стран Варшавского договора. Для этого пришлось отселить жителей 10 окрестных деревень. Понятное дело, полешуки были против: старожилы рассказывают, что люди бросались под колеса техники, чтобы ее остановить, устраивали митинги протеста... Говорят, сам Машеров прилетал, чтобы убедить крестьян покинуть насиженные места.

PRAS.by""

– В 1961 году деревни Мерлин, Колки, Рубрынь, Храпунь и другие «умерли», – вспоминает жительница поселка Полесский Янина Вабищевич. – Нам с мужем по 72 года, мы переселились с Мерлинских хуторов. Ей-богу, чем больше проходит времени, тем острее воспоминания, боль по родным краям, оборванным с близкими людьми связам, ведь многие разъехались не только по Беларуси и Украине, но и в Россию подались – оттуда вербовщики приезжали. В Полесском, который раньше назывался Крестуново, осело немало наших, но многих уже нет в живых...

«Радивация» пришла

Супруг Янины Павловны Григорий Адамович поведал о более грустных аспектах соседства со стратегическим военным объектом. Слово «радиация», к примеру, полешуки услышали гораздо раньше своих соотечественников – в те далекие 1960-е, когда заработал Мерлинский полигон. Сведения о проводимых на нем испытаниях до сих пор не рассекречены, имеются только косвенные доказательства того, что на полигоне оттачивалось не только мастерство бомбометания. Скажем, в 1961 году шведская станция слежения зафиксировала в Столинском районе вспышку радиации. А в 1974 году в московским издательстве «Атомиздат» тиражом в 1650 экземпляров вышла книга «Глобальные выпадения цезия-137 и человек», в которой можно было найти информацию об исследованиях почвы, растительности и продуктов питания на территориях, примыкающих к Ольманским болотам. Сообщалось, что в 1968 году уровень цезия-137 в районе полигона был очень высоким.

PRAS.by""

– Говорили, что на месте бывших Мерлинских хуторов армия испытывает тактическое ядерное оружие, – вспоминает Григорий Вабищевич. – И действительно, примерно через 5–7 лет люди, живущие недалеко от Ольманских болот, начали страдать от онкологических болезней. И только десятилетия спустя стало известно, что виной тому – коварная «радивация» с полигона: то ли сбросили атомную бомбу без ядерного заряда, то ли болота стали местом утилизации ядерных снарядов, списанных с вооружения... Не зря ж вояки ходили по деревням и забирали украденное на полигоне: говорили, что радиацию оно излучает, для здоровья небезопасно.

Возможно, на секретном 41-м авиационном полигоне еще долго творилось бы неизвестно что, если бы информация не была предана огласке, после чего СССР пришлось отказаться от «белорусской ядерной программы».

«Разоружение» Ольман

В начале 1990-х военные ушли с Ольманских болот. Пока государство размышляло, что делать с таким «наследством», соседи-украинцы начали разбирать на запчасти стоявшие там танки и бронетранспортеры: распиливали, вывозили и сдавали на металлолом, неплохо зарабатывая на этом деле. Не дремали и местные жители — тоже активно «разоружали» Ольманы. Мародерству противостояли только пограничники, но одним им было не под силу остановить разграбление военного объекта. Возможно, со временем бывший полигон мог стать туристическим объектом, правда, экологи и Пинский комитет госконтроля не являются сторонниками такого подхода.

PRAS.by""

– Запускать сюда туристов было бы крайне опасно, так как на территории полигона осталось много неразорвавшихся снарядов, – отмечает заместитель председателя межрайкомитета госконтроля Виктор Гордич. – Во-вторых, на определенной его части все еще хозяйствуют военные.

Кроме того, уровень радиации в разных местах полигона нередко превышает допустимые значения. По последним данным Брестского филиала республиканского научно-исследовательского предприятия «Институт радиологии», которое находится в Пинске, молоко и мясо в хозяйствах и у населения «чистое», а вот грибы, ягоды (в частности, черника и клюква) и рыба из озера Засоминное фонят. На сайтах Столинского и Полесского лесхозов всегда размещена информация о том, где нежелательно собирать дары леса. Но если грибы можно, скажем, вымочить и отварить, тем самым снизив уровень радиационного загрязнения, то с ягодами сложнее – практически вся собранная на Ольманских болотах клюква идет на продажу. Печально, что нам еще долго будет аукаться наше прошлое, черная тень которого, сколько ни скрывай, все равно висит над нами.

Фотоматериалы из источников Holiday.by, Ptushki.org, Wildlife.by

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 2
Людмила
Людмила

Анна Даниловна Кожановская еще жива и неплохо себя чувствует - на велосипеде разъезжает по поселку, все лето за черникой в лес ездила на телеге с лошадкой. Обидится если расскажу ей, что Вы ее уже "похоронили"(

Администратор belchas.by
Администратор belchas.by

Благодарим Вас за комментарий. Да, к сожалению, автором была допущена грубая ошибка. Редакция приносит свои извинения, в материал внесены необходимые правки. Еще раз спасибо за внимание к нашему сайту, постараемся впредь относиться к публикуемой информации более ответственно.

Ваш комментарий