Обреченные на гостеприимство

Обреченные на гостеприимство

Либеральный Евросоюз втайне мечтает о построении собственного «железного занавеса»

Европу захлестнул крупнейший с момента окончания Второй мировой войны миграционный кризис. Официальный Брюссель никак не может уговорить национальные правительства вести согласованную политику, и каждая страна действует на свой лад. Хитрее всех поступила Венгрия, отгородившаяся от соседей 4-метровым забором. Оппозиционные силы Германии и Словении призывают поступить так же, но пока еще сильны либеральные идеалы. Хотя даже убежденные гуманисты понимают: великое переселение народов грозит стабильности самой Европы.

Проблема не материализовалась из воздуха. Год за годом десятки тысяч человек стремились попасть в Европу через Средиземное море: на катерах и утлых суденышках, чуть ли не на банных тазиках. Но Евросоюз упорно не хотел замечать проблему, считая ее головной болью исключительно Греции и Италии, на берега которых высаживались беженцы. А ведь Афины и Рим предупреждали, что аукнется всем.

Когда в 2013 году Швейцария жестко ограничила въезд трудовых мигрантов, в Евросоюзе заклокотали от негодования: «Это совсем не в духе единой европейской семьи!». Но у швейцарцев были свои доводы: «Нам достаточно того, что четверть населения составляют иностранцы».

И даже когда Великобритания стала грозить выходом из Евросоюза из-за недовольства миграционной политикой ЕС, в Брюсселе упорно не хотели вникать в суть претензий, посчитав шантаж Лондона экономическими интрижками Дэвида Кэмерона.

Но вдруг всё изменилось – словно плотину прорвало. Умиротворенные европейцы «округляли в глазах нули» от нескончаемого потока голодных и обездоленных. В этом году, по оценкам ООН, в Евросоюз ожидается прибытие до миллиона переселенцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Хотя даже эти подсчеты могут оказаться заниженными.

Наконец и в Брюсселе поняли, что Европа «не резиновая». Начались экстренные заседания-саммиты. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер предложил ввести квоты на прием мигрантов для каждой страны. Но не тут-то было. Государства Центральной Европы и Прибалтики, а также Великобритания встретили в штыки идею обязательного распределения. Ну не в радость той же Латвии заселять хутора тысячами сомалийцев. К тому же, как верно подметили в Риге, далеко не факт, что мигранты захотят ехать в страны, которые им предложат. Скорее всего, искатели нового дома попытаются перебираться туда, где «сытнее».

Одна из самых желанных целей для беженцев – Германия. Ежедневно (вы только представьте!) в страну приезжают до 10 тыс. мигрантов. Может, для ФРГ цифра не критическая, но по нашим меркам – население райцентра. Впрочем, общая сумма искателей убежища вряд ли покажется несущественной: в течение следующих полутора лет Германии предсказывают прибытие более 2 млн человек. И если прогноз окажется верным, то в 2016 году властям страны придется потратить на беженцев почти 20 млрд евро.

Немцы и без того были недовольны тем, что их налоги шли на помощь разорившимся грекам и киприотам. Теперь же им придется раскошелиться и на содержание гостей из стран «новой демократии». Причем без надежды на благодарность. Практика показывает, что мигранты не горят желанием разделять устои принимающей стороны: они живут анклавами, язык не учат, законы соблюдают по мере надобности. Еще в 2010-м канцлер ФРГ Ангела Меркель признала полный провал попыток построить мультикультурное общество в Германии: приезжие упрямо чтут свой устав в чужом монастыре.

Неудивительно, что в Германии все больше недовольных «понаехавшими». Все громче заявляет о себе антиисламское движение PEGIDA, растет число противников иммигрантов и исламизации Европы. Не стоит сбрасывать со счетов и угрозу безопасности: пользователи соцсетей уже зафиксировали случаи, когда под видом беженцев в Европу проникали боевики «Исламского государства». А ведь еще в начале года экстремисты заявляли, что таким образом собираются направить в страны ЕС около полумиллиона бойцов-смертников.

В 2011 году в последнем публичном выступлении сверженный Муаммар Каддафи предупреждал: «Слушайте вы, люди из НАТО! Вы бомбите стену, не пропускавшую поток африканской миграции в Европу, стену, останавливавшую террористов «Аль-Каиды». Этой стеной была Ливия. Вы разрушаете её. Вы – идиоты».

Можно по-разному относиться к полковнику Каддафи, но при нем в Ливии был самый высокий уровень жизни среди африканских стран. И люди там жили, а не искали лучшей доли на чужбине. Сейчас же Ливия охвачена гражданской войной и анархией, стала одновременно и источником, и транзитным пунктом для беженцев.

В августе 2015 года министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер признал ошибкой военные операции против Хуссейна и Каддафи: были сделаны шаги, последствия которых никто не продумал. «Чем дольше Ливия будет находиться в состоянии распада, тем устойчивее будет поток беженцев из этого региона», – констатировал немецкий политик.

Европа сама накликала беду и сейчас вынуждена платить по счетам. «Эффект бумеранга» в действии: сжигая чужой дом, будь готов к тому, что погорельцы придут жить в твой.

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий