Почти год профсоюзные юристы отстаивали в судах права слесаря-ремонтника из Ошмян

Почти год профсоюзные юристы отстаивали в судах права слесаря-ремонтника из Ошмян

Однако трудовой коллектив считает, что напрасно, ведь их коллега не хочет работать

В этой эпопее увольнений и восстановлений можно было несколько раз ставить точку, но когда пухлые папки с материалами дела уже откладывались в сторону, над работником брали верх амбиции, а наниматель вторил ему, не желая уступать. Таким образом, проблема небольшого открытого акционерного общества фактически приобрела общегородские масштабы. В неприятные передряги был втянут и трудовой коллектив – без малого 90 человек. Искренне переживая происходящее, многие пришли к неутешительному выводу: коллега превратил работу в поле брани и разрушил доброжелательный микроклимат, который формировался на предприятии десятилетиями.

Слесарь-ремонтник Владислав Мацко (имя и фамилия героя изменены по этическим соображениям. – Прим. авт.) обслуживал производственное оборудование на заводе почти 12 лет. Признается, что работал на совесть, выполнял все распоряжения руководителя. Вопросов к нему не возникало до тех пор, пока в феврале 2016 года на предприятие не нагрянула проверка Сморгонского межрайонного отдела областного управления Департамента государственной инспекции труда. Оказалось, часть слесарей, в числе которых был и Мацко, трудилась без документов, подтверждающих их право на выполнение определенного фронта работ. За оставленным инспекторами предписанием последовал приказ нанимателя об отстранении специалистов от работы и в тот же день – приказ об увольнении Владислава по п.3 ст.44 Трудового кодекса (нарушение установленных правил приема на работу). От предложенной вакансии грузчика слесарь-ремонтник отказался – не пришлись по душе ни график работы, ни заработная плата, ни квалификация – и решил бороться за свое место. Поиски истины привели его в Гродненскую областную организацию профсоюза работников АПК.

– В соответствии с ч.1 ст. 220-1 Трудового кодекса наниматель должен обеспечивать профессиональную подготовку, повышение квалификации, стажировку и переподготовку работников в порядке, предусмотренном законодательством, коллективным или трудовым договором, соглашением, – поясняет главный правовой инспектор труда обкома отраслевого профсоюза Дмитрий Тис. – Это требование содержится в пункте 7.11 трудового контракта, заключенного между Мацко и предприятием. При приеме на работу с лицом, не имеющим соответствующей квалификации, заключается контракт, и в тот же день организуется обучение, что тоже оформляется приказом. Руководитель завода этого не сделал. Более того, согласно другим нормативным документам профессиональная подготовка слесаря-ремонтника должна была вестись без его увольнения. Поэтому мы рекомендовали восстановить работника, выплатить ему средний заработок за время вынужденного прогула и возместить моральный ущерб.

Парируя доводы профсоюза, директор завода утверждал, что профессиональная подготовка сотрудников для собственных нужд – право нанимателя, а не обязанность, а расторжение трудового договора в данном случае – необходимая мера для сохранения жизни, здоровья и работоспособности конкретного работника.

Прения и разбирательства длились месяц. Потом стороны все же сели за стол переговоров, и в суде Ошмянского района было достигнуто мировое соглашение. Владислава Мацко восстановили на работе с 24 марта, но до 26 июля он был отстранен от выполнения своих обязанностей. С указанной даты он отправился на учебу в один из центров повышения квалификации Минска. Получить желанную «корочку» собирался после экзамена 13 октября, но 30 августа получил уведомление об изменении организационно-штатной структуры предприятия: с 1 ноября должность слесаря-ремонтника сокращалась, и Мацко подлежал увольнению по п.1 ст.42 ТК с выплатой выходного пособия.

Алгоритм дальнейших действий Влади­славу был знаком. В очередном исковом заявлении он потребовал восстановления на работе, компенсации морального ущерба, выплаты средней зарплаты за время вынужденного прогула и доплаты за ночные дежурства. Суд вновь принял сторону истца, обратив внимание представителей нанимателя на нарушения трудового законодательства – в частности, на отсутствие предварительного согласия профкома на увольнение работника и игнорирование имеющегося у того преимущественного права на оставление на работе перед другими специалистами. Подготовленная на решение районного суда кассационная жалоба и кассационный протест прокурора были оставлены без удовлетворения в суде второй инстанции.

– Почему не выслушали наше мнение? – эмоционально реагируют на оправдательный вердикт члены трудового коллектива и приводят множество доводов не в пользу коллеги. – Этот человек не хочет работать и слышит только себя. Да и квалификации на момент увольнения у него не было... Весь завод работает, чтобы угодить Мацко. Например, он не вышел на работу, потому что не успели выдать сапоги. Конечно, обеспеченность спецобувью – важный аспект, но как же чувство солидарности и уважения к коллегам? Работа грузчика его оскорбляет? А наш нынешний инженер по охране труда 3 года так отпахал и заочно учился в вузе...

Выговорившись, люди разочарованно машут рукой, мол, все равно никто не слышит.

– Сегодня реально нужно сокращать штатную единицу – выработка на предприятии уменьшается, – поясняет директор завода. – Чтобы сохранить производство и коллектив, мы предложили большинству работников совмещать профессии. Самые опытные готовы уйти на заслуженный отдых, чтобы дать дорогу молодым. Поверьте, за настоящего профессионала я готов драться, и мне есть, из кого выбирать. Но Мацко не хочет чему-то учиться, осваивать новые профессии. И в такой ситуации мне нужно увольнять универсала?!

Председатель профкома предприятия, в свою очередь, признается:

– Мы очень устали. Владислав требует от меня защиты его прав и интересов, но я не могу игнорировать мнение коллектива, который не верит ему...

Очевидно, что Мацко сейчас предстоит сложный моральный выбор: плюнуть на обстоятельства и остаться на месте либо уйти, потому что без нормальных коммуникаций с другими работниками трудиться невозможно. И слесарь-ремонтник выбрал... первое.

Точка в деле поставлена, но хочется в завершение сказать лишь одно. Как утверждают психологи, трения в коллективах чаще всего случаются от недопонимания, намеренное унижение или оскорбление – явление редкое. Люди не готовы говорить друг с другом – им проще придумать сложную картину мира со множеством драматических деталей, чем поднять забрало, чтобы объяснить и выслушать.

тест
27 марта — Всемирный день театра: хорошо ли вы разбираетесь в сценическом искусстве?пройти тест
поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий