Профессия – геолог: трудности походного образа жизни и душевные вечера у костра

Профессия – геолог: трудности походного образа жизни и душевные вечера у костра

Ее нередко ассоциируют с романтикой длительных поездок в разные регионы страны и за ее пределы. Действительно, геологам по роду деятельности приходится часто и много быть вдали от дома и больших городов

Бывает, что заниматься изучением особенностей геологического строения территорий приходится в глухих безлюдных районах с суровым климатом и слабо развитой инфраструктурой. Плюс – походные условия, работа практически без выходных и в небольшом коллективе. Поэтому настоящими геологами становятся только те, кто приходят в профессию осознанно.

Из книг – в реальность

У главного геолога геологосъемочного отряда геофизической партии филиала «Белорусская комплексная геологоразведочная экспедиция» Владимира Моисеенко увлечение естествознанием началось с самых ранних лет. В Орше, где жила его семья, рядом с домом располагалась геологоразведочная экспедиция и, когда поблизости работали буровые установки, все местные мальчишки сутками вертелись возле нее, забывая о еде, купании и т.д. Любопытство вызывала и зачистка геологами обнажений. Ребята, многие из которых впоследствии стали геологами, всячески принимали участие в этих работах. Высшей наградой был прием на работу в период каникул.

Дружеские отношения с белорусскими геологами способствовали увлечению естествознанием. Особый интерес вызывали сведения о полезных ископаемых недр страны и последних достижениях геологии. На этот период уже были разведаны мергельно-меловые породы для производства цементного сырья, кварцевые пески для стекольной промышленности, были установлены промышленные залежи каменной и калийных солей Старобинского месторождения, на базе которого построен Солигорский калийный комбинат. Когда в 1964 г в районе Речицы было открыто первое промышленное месторождение нефти, вопрос о выборе профессии больше не возникал. Стоял лишь вопрос о месте учебы.

Осваивать профессию Владимир Моисеенко поехал в Московский государственный университет. В экспедиции на студенческую практику их отправляли в Крым, Сибирь, Хибины, Подмосковье. А после третьего курса будущие геологи ездили уже по всему Советскому Союзу.

«Очень хотел побывать на Сихоте-Алине, но отправили на Джугджур на берегу Охотского моря. Сначала трудно было поверить в реальность происходящего, ведь об этих удивительных краях начинающий геолог читал в юности только в книгах, а тут появилась возможность увидеть все наяву, — вспомнил Владимир Филиппович. — Правда, работать было нелегко — жили в палатках, передвигались с места на место пешком, на лошадях и оленях. При этом все инструменты и личные вещи нужно было нести на себе».

Потом профессиональная география дополнилась Алтаем. Однако в какой-то момент Владимир понял, что не может так далеко находиться от Беларуси. Вообще по его наблюдениям, многие геологи, поработав в других краях, возвращаются в родные пенаты. Видимо, выражение «где родился, там и пригодился» точно про них. К тому же Филипповича дома ждала супруга.

Почетная кружка чая

Начинал свою деятельность Владимир Моисеенко в Институте геологических наук.

«Сначала мне дали задание — сделать геоморфологическую карту юга республики. На это ушло 2 года исследований. К слову, моя работа легла в основу геоморфологической карты всей Беларуси. Потом с группой мы уже объездили все регионы, — рассказал собеседник. — Работали в кернохранилище — месте, где хранятся образцы горных пород. Обследовали обнажения, документировали все карьеры, вели проходку шурфов. И, несмотря на трудности походного образа жизни, считаю, это был самый интересный период моей работы. Особенно нравились вечера у костра. В почете был тот, у кого самая большая кружка чая» (смеется).

В 1982 году перешел на геологосъемочные работы в Белорусскую геолого-гидрогеологическую экспедицию. Занимался средне- и крупномасштабной съемкой. Причем ошибочно полагать, что геологи находятся в поле только весной или летом. Зимой тоже ведется активная работа — бурение, обработка материала. Большую часть времени, конечно, пришлось заниматься Полесьем. Неудивительно, ведь это один из богатейших на полезные ископаемые регионов. Хотя Витебщина, озерный край, геологу нравятся больше.

К съемке Владимир Моисеенко вернулся относительно недавно в связи со строительством Белорусской АЭС. Площадку для будущей электростанции исследовали в радиусе 30 км всеми методами крупномасштабных региональных работ (геофизическими, бурением, наземной съемкой и др.).

Самая запоминающаяся экспедиция была 8 лет назад, когда Владимир Филиппович в составе группы белорусских геологов отправился в Гвинейскую республику. Он непосредственно участвовал в открытии одного из крупнейших месторождений железа в мире. Признается, что на африканском континенте в разрезах земной поверхности он увидел по-настоящему живую геологию. Да и результат был каждодневный.

Где искать белорусские алмазы?

Спустя более полувека в профессии Владимир Моисеенко не перестает расширять свои знания в геологии. Интересуется и историей развития отрасли у нас в стране. Оказывается, как таковая геологическая служба в Беларуси начала формироваться в 1920-х годах из единичных исследований. Пик развития отрасли пришелся на 1950–1970-е годы, когда началось планомерное покрытие нашей территории государственной геологической съемкой.

Сегодня для геологии настали неоднозначные времена. Финансирование отрасли сокращается, некоторые программы сворачиваются, остаются только первоочередные направления. В частности, особое внимание у нас уделяется разработке месторождений и добыче нефти и калийных солей. Вместе с тем на Любанском участке Старобинского месторождения обнаружены еще и карналлитовые соли. От калийных они отличаются наличием магния в составе.

Что касается нефти, то наши геологи выявили основные особенности распространения и условий ее залегания. Надо отметить, что в конце советского периода в Беларуси добывали 7,5 млн тонн «черного золота» в год. Сейчас добыча сокращается и составляет 10-ю долю той нефти, которая необходима для нужд страны. Кстати, есть у нас и потенциальная территория по добыче сланцевого газа. Однако чтобы там начать разработку требуется серьезное финансирование.

«Когда-то в Беларуси велись работы по разным направлениям: искали золото, алмазы, железо и т. д. Я считаю, что в наших недрах содержится вся таблица Менделеева, но в разных количествах, — отметил Владимир Моисеенко. — Некоторые потребности мы не можем пока удовлетворить собственными ресурсами. Например, железо. Теоретически оно у нас есть, но залегает на больших глубинах. Поэтому дешевле привезти железную руду из Курской аномалии. Хотя, надеюсь, это дело времени».

Некоторое время назад велись разговоры о белорусских алмазах. Драгоценные камни в наших краях пока не нашли. Зато ученые начали выращивать искусственные минералы, которые не уступают природным аналогам. Еще в ближайшее время планируется пробная эксплуатация месторождений янтаря в Жабинковском районе.

«С одной стороны у нас мало информации по глубинному строению. С другой, на какие-то грандиозные находки лично у меня надежды мало. Нужно ценить те ископаемые, которые есть, и использовать их разумно, — заключил специалист. — Однако сложно дать оценку, на какое время и чего нам хватит, т. к. наши месторождения находятся в сложных горно-геологических условиях, характеризующихся большими глубинами и обводненностью перекрывающих отложений».

тест
27 марта — Всемирный день театра: хорошо ли вы разбираетесь в сценическом искусстве?пройти тест
поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий