Роковое колесо: 22-летний слесарь автопарка в Гомеле погиб на рабочем месте

Роковое колесо: 22-летний слесарь автопарка в Гомеле погиб на рабочем месте

Гомельское областное объединение профсоюзов помогло родственникам погибшего взыскать в суде 300 млн рублей морального ущерба

У Алексея автобусный парк № 6 Гомеля был первым местом работы сюда он пришел после окончания местного политехнического колледжа. К работе парень относился ответственно и добросовестно, старался, практически учился у своих коллег тому, чего в учебной аудитории не получишь. И через 7 месяцев, в июне 2013 года, ему была повышена квалификация стал слесарем по ремонту автомобилей 4-го разряда.

14 марта минувшего года по указанию мастера Алексей прокачивал сцепление возвратившегося с линии автобуса, на который также потребовалось установить новый цилиндр. Процедура замены сложная, самостоятельно осуществить ее Алексей не смог, поэтому обратился за помощью к коллеге. Их совместные попытки тоже оказались безуспешными. Тогда мастер прислал водителя по перегону транспорта, который должен был завести автомобиль и помочь. Когда ремонт был завершен, Алексей, собрав инструмент и ветошь около автобуса, пошел в сторону токарной мастерской. В это время его коллега-слесарь попросил водителя завести двигатель и проверить переключение передач. Что тот и сделал, но автобус неожиданно поехал, противооткатные упоры почему-то оказались рядом с ним. Преодолев колесоотбои и смяв двойное ограждение, машина уперлась в стену токарного отделения, прижав Алексея. Парня доставили в больницу, где от полученных травм он скончался.

Алешу похоронили. Все затраты по организации похорон взяло на себя предприятие, выделив 11 млн рублей на поминальный стол и 7 миллионов на ритуальные услуги. По коллективному договору автопредприятия при гибели работника на производстве выплачивается до 15 базовых величин, и родителям было выплачено 2 млн рублей, 1 миллион помощи выделил и профком. К сожалению, в республиканском соглашении при таком трагическом случае выплат не предусмотрено вообще.

Смерть Алексея его мама, отец и брат не могут пережить до сих пор. Несчастный случай сильно потряс их. Отец замкнулся в себе, здоровье мамы, страдающей хроническим заболеванием почек, резко ухудшилось. Практически 4 месяца она провела в больнице, а в октябре ей была установлена вторая группа инвалидности с трудовой рекомендацией «нетрудоспособна». Для младшего брата Алексей был примером во всем – в учебе в школе, в отношениях с родителями, друзьями.

Погиб 22-летний парень. Вина его, в соответствии актом формы Н-1 о несчастном случае на производстве, – ноль процентов. Неужели жизнь человека ничего не стоит? Этот вопрос периодически вставал в семье, но очень сильна была боль, чтобы что-то доказывать, куда-то ходить с просьбами.

Однажды узнав, что профсоюзные правовые инспекторы бесплатно консультируют членов профсоюза, родственники погибшего молодого человека пришли в Гомельское областное объединение профсоюзов. Главный специалист юридического отдела Ольга Дубкова, изучив ситуацию, помогла собрать необходимые документы, подготовить исковое заявление в суд о взыскании с предприятия морального вреда и заявление в Белгосстрах.

По просьбе матери журналист газеты «Беларускi Час» принял участие в первом заседании суда. На нем представитель автопарка заявил, что не против компенсации, но просил суд немного уменьшить ее, так как предприятие в финансовом плане очень слабое. 12 декабря 2014 года суд Железнодорожного района областного центра взыскал с ОАО «Автобусный парк № 6 Гомеля» в пользу матери, отца и брата погибшего в возмещение морального вреда денежную сумму в размере 100 млн рублей каждому. Моральная компенсация была выплачена родственникам погибшего на производстве 19 января, Белгосстрах, в свою очередь, компенсирует семье стоимость благоустройства могилы Алексея и установку памятника.

Здесь можно было бы поставить точку. Но, увы, никакими финансами не компенсируешь матери потерю сына: ее сердце болит, она снова в больнице. 

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий