За бортом жизни: чиновники и волонтеры обсудили пути спасения для бывших осужденных

За бортом жизни: чиновники и волонтеры обсудили пути спасения для бывших осужденных

Пути, которые ведут человека за решетку, могут быть разными, равно как и сценарии возвращения в общество. Какие проблемы решают бывшие осужденные на свободе, на что они вправе рассчитывать и кто поможет им адаптироваться к нормальной жизни, выясняла корреспондент belchas.by

Оказавшись на воле, бывшие заключенные зачастую не знают, что делать. Они выходят на волю без средств к существованию, а нередко и без жилья. За время отбывания срока, особенно длительного, они теряют социально полезные связи, им трудно найти работу. В таких обстоятельствах у них нет мотивации вести законопослушный образ жизни. Жить по схеме «украл, выпил – в тюрьму» становится намного проще, чем начать все заново.

«Мы проводим детальный анализ по каждому совершенному рецидивному преступлению, – рассказал корреспонденту belchas.by заместитель начальника управления надзорно-исполнительной деятельности МВД Сергей Аляшкевич. – Стараемся выяснить все причины, которые влияют на совершение человеком повторного преступления. Одной из них является слабая социальная защищенность таких граждан».

Сегодня в Беларуси обсуждают вопрос о создании центров социальной реабилитации для людей, имеющих судимость. Проект основан на европейском примере, и чиновникам предстоит адаптировать зарубежный опыт к белорусским условиям. Пока различные ведомства распределяют сферы ответственности.

Планируется, что в центрах реабилитации будут работать разные специалисты: психологи, медики, преподаватели, социальные педагоги, в том числе и сотрудники милиции. «У каждого будут свои обязанности: кто-то ищет человеку работу, кто-то оказывает социальную помощь и так далее», – отметил Сергей Аляшкевич.

«Важно, чтобы первые два-три месяца с бывшими заключенными работали комплексно, потому что в этот период осужденный делает выбор, по какому пути пойти».

«Человек за это время видит, что он не потерян для общества и ему помогают. Положительный эффект от этого уже заметен, – добавил представитель МВД. – У нас есть случаи, когда люди устраивались на предприятие, получали место в общежитии и создавали семью».

Предполагается, что центры социальной адаптации ранее судимых будут работать при домах ночного пребывания лиц без определенного места жительства, которые находятся в ведении комитетов по труду, занятости и социальной защите. Пока подобные отделения открыты только в Гродно и Витебске.

Однако в домах ночного пребывания не хватает квалифицированных специалистов для работы с бывшими осужденными. «Им необходимо время для адаптации, в свою очередь мы предоставляем только ночлег, – подчеркнула замдиректора дома ночного пребывания Лариса Волощук во время форума по вопросам ресоциализации бывших осужденных. – В центрах социального обслуживания населения работают психологи, которые не имеют опыта работы с заключенными. Часто это молодые девушки 18–25 лет, с которыми бывшие осужденные ведут себя нагло».

Представители МВД считают, что также не могут заниматься социальной адаптацией ранее судимых. «Милиция осужденными воспринимается в первую очередь как карательный орган. Поэтому оказать им содействие, трудовое и бытовое устройство, получение других видов социальной помощи после освобождения крайне затруднительно, – пояснил старший инспектор управления надзорно-исполнительной деятельности МВД Сергей Дроздов. – Законом «Об органах внутренних дел» не предусматривается такая задача милиции, как оказание социальной помощи населению. Поэтому мы не можем возложить на себя эти функции и обязанности».

Работу с ранее судимыми проводят территориальные центры социального обслуживания. Замдиректора территориального центра социального обслуживания населения Фрунзенского района Минска Ольга Дубовик рассказала, что в первую очередь бывшие осужденные обращаются за государственной адресной социальной помощью, а затем – за психологической: «Это уже большое достижение для всех служб, потому что сегодня люди понимают, что консультация психолога или юриста поможет трудоустроиться, наладить контакт и с нанимателем, и со своими родственниками».

В нынешних условиях людям, имеющим судимость, получить работу еще сложнее, чем раньше. Число вакансий на рынке труда снизилось, а количество безработных, наоборот, увеличилось. Конкурировать с соискателями, у которых за плечами высшее образование и примерный послужной список, бывшим осужденным непросто.

За январь–сентябрь 2015 года органы занятости зарегистрировали безработными 4,4 тыс. человек, отбывших срок. Рабочие места нашлись только для 1,7 тыс. человек. Причем чуть более тысячи осужденных получили работу на местах, забронированных для них государством.

«Самая большая проблема – это низкая мотивация к труду. Из тех, кто состоит на учете по безработице, только половина трудоустраивается», – констатировала замначальника отдела программ социальной занятости комитета по труду, занятости и социальной защите Минского горисполкома Марина Шахлович.

Только 25% бывших осужденных, обратившихся в социальную службу, действительно хотят найти работу.

В то же время бывшие заключенные могут получить субсидию – так называемые подъемные на развитие собственного бизнеса. Размер помощи составляет 11 бюджетов прожиточного минимума, с 1 ноября 2015 года – около 17 млн рублей. Чтобы получить деньги, необходимо разработать бизнес-план и на протяжении первых месяцев предоставлять финансовую отчетность. Если дело наладится, подъемные возвращать не надо, субсидия зачтется как помощь.

Серьезная проблема заключается в том, что бывшие осужденные не умеют презентовать свои навыки и умения. «От того, как человек себя преподнесет и насколько правильно построит разговор с нанимателем, зависит, возьмут ли его на работу или нет, – отметил замначальника управления организации исправительного процесса Департамента исполнения наказаний (ДИН) МВД Александр Кралько. – Если он придет с претензией: «Вы обязаны меня взять» – вряд ли его кто-то примет на работу».

Сегодня отбывающие срок могут получить одну из 28 специальностей в профессионально-технических училищах. Одновременно государство делает первые шаги, чтобы дать возможность заключенным получить и высшее образование. В октябре 2015 года на базе женской исправительной колонии №4 управления ДИН МВД по Гомельской области открылся первый в стране Центр дистанционного доступа к электронной образовательной среде. Открытие центра стало возможным благодаря международному социальному проекту «Образование открывает двери», который реализуют белорусское представительство Немецкой ассоциации народных университетов, Гомельское областное общественное объединение «Социальные проекты» и ДИН МВД. «Если результат этого проекта будет положительным, то такая форма дистанционного обучения может быть внедрена и в других учреждениях уголовно-исполнительной системы, особенно тех, где содержатся мужчины», – отметил Александр Кралько.

Это не единственный пример, когда в ресоциализации ранее судимых помогают общественные организации. Чуть меньше двух лет в Могилевской области Белорусское общество Красного Креста при поддержке Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в партнерстве с МВД Беларуси реализует проект «Интеграция бывших осужденных в общество», рассчитанный до января 2016 года.

Суть проекта состоит в том, что после освобождения осужденный обращается в Красный Крест, где социальный работник составляет для него так называемый интеграционный план действий. Ему помогают купить теплые вещи, выдают продуктовый набор на первое время, проездной и сим-карту для связи с социальными работниками, составляют списки работодателей.

«Каждый случай сугубо индивидуальный, – подчеркнул менеджер проекта Максим Муха. – Кому-то нужны теплые вещи или ночлег, кто-то нуждается в еде. Когда человек освобождается, у него зачастую нет денег даже на оплату проезда в общественном транспорте. Исходя из нашей практики, даже небольшая поддержка помогает бывшим осужденным не вернуться обратно в места лишения свободы».

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 0
Ваш комментарий