Здравствуй, мама…

Здравствуй, мама…

Я уже не могу сказать этих слов. Мама умерла полтора года назад, но, кажется, это было совсем недавно

В один из летних дней я был далеко от дома. В пути коллега завел: «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь...» Я как-то совсем забыл эту песню, но сейчас ее строки обожгли меня, словно кипятком.

Да, жизнь – это всего лишь миг. Живущие в бешеном ритме, мы не замечаем того, что теряем зачастую время попусту, не осознавая главного. А главное в том, что мы кому-то в этом мире нужны.

Мне вспомнилась мама, глава нашей немаленькой семьи. Одна-одинешенька оставшаяся в большом доме. В почти опустевшей деревне. Часто болеющая. Но упор­но не желавшая стать кому-то из своих четверых детей обузой. Ее жизненная мудрость – не мешать детям – конечно, не оправдывает себя в нашем, сыновнем и дочернем понимании, но не согласиться с ее личной позицией было нельзя. Ведь человек прожил именно здесь всю жизнь, этот свой маленький миг между прошлым и будущим, здесь случилось ее счастье, сюда постучались, и не однажды, к сожалению, беды…

Помню, как в последний из приездов я пытался пробраться к редким сухим бугоркам через море воды и колдобин. Мой старенький «Ауди» беспомощно «сел», не доехав до родного порога всего лишь метров сто. Тогда же подумалось: не заработали за всю свою жизнь эти старики даже нормального подъезда к своим хатам. Жить в болоте – их, полешуков, удел, переросший в философию: а сколь­ко той осени, зимы и весны?..

«Наши старики» для моей семьи – так было всегда! – не только мама, а все, кто живет на родной улице Лесная. Это не больше десятка бабушек и дедушек. Важное обстоятельство: не могу привести примера, когда дети бросили родителей на произвол судьбы. Не было еще такого случая на нашей улице, и, даст Бог, не будет.

Но в своей журналистской деятельности постоянно сталкиваюсь с иным: то старик-отец сетует на сына, три года как не перешагнувшего порога родительского дома и даже открытку не приславшего к юбилею. То мать жалуется на дочь, вымотавшую всю душу из-за своего беспробудного пьянства. То очередной родитель пытается выяснить, какие у него есть права, если дети отказываются помогать – собирается подать на них в суд…

Разные люди приходят в корпункт газеты. Читаешь, слушаешь, пропускаешь через себя эту человеческую боль… Понимаешь, что что-то плохое завладевает душами людей. Мы, белорусы, в силу различных причин теряем самые лучшие, на генетическом уровне заложенные качества – верность традициям, передаваемым из поколения в поколение, почитание рода, как «цементирующей» основы нации.

Но, слава Богу, пока еще есть и другие примеры. Часто вспоминаю звонок Ирины Леонидовны:

«Нам очень повезло, что у нас такая мама. Она хоть и всего несколько классов закончила, но благодаря своему жизненному опыту очень хороший собеседник. Я могу доверить ей самое дорогое и важное, самое тайное. С этим человеком я могу говорить о жизни, не боясь, что она пожурит за мои ошибки, ее не разочарует мое «неправильное» мнение. Думаю, а почему я не такая сдержанная, уверенная в себе, как она в свои восемьдесят? Она любит общаться с детьми и внуками, узнавать о них все новое. Я спешу к своей маме буквально на крыльях, а вслед за мной и вся моя семья – муж, дети... »

Моя землячка Наталья Черноголова, известная художница, которая пишет не кистями, а пальцами рук, недавно рассказала мне: «Моя мамочка пережила за всю свою жизнь не­мало ситуаций, из которых она забирала все самое необходимое. Именно эти ситуации наполнили ее опытом – общения, доверия, жизни, и многому научили. Она была строгая, но справедливая. Я люблю и буду любить ее, хотя уже больше года как я свою мамочку похоронила. Хочу кричать на весь мир: цените родителей, пока они живы, впитывайте все, что они вам говорят, это ваш бесценный дар!»

Как-то случайно услышал разговор, смысл которого сводился к тому, что человеку нужно в старости. Один из собеседников доказывал, что совсем мало: миску супа, кусок хлеба. Разоткровенничался, что забрал к себе мать, а она почему-то на следующий день запросилась домой. А теперь, понимаешь, «пилит» ежедневно... И чего ей не хватает? – негодовал он.

Увы, только миска супа да кусок хлеба – это далеко не все, что нужно человеку. Он ведь стареет не столько от груза своих лет, сколько от осознания того, что его время ушло, и все, что осталось – это доживать свой век. Нашим дорогим старикам больше всего не хватает человеческого общения и внимания. И простой теплоты, которой в иной семье даже на своего же ребенка не хватает. Самое тяжелое в старости — одиночество. Особенно страшно, когда человек остался наедине с собой, когда редко кто переступает порог его дома. Помощь соцработника, если он есть, очень хорошая вещь, но разве только на это надеется человек? Одинокая ста­рость тяжела везде, но особенно она болезненна и безрадостна в деревне. Жизнь, пролетевшая как миг, особенно тяжела, когда некому расколоть полено на дрова и принести из колодца воды. И как хорошо, когда в родной дом с любовью слетаются дети, внуки, правнуки – помочь, поддержать, подлечить...

«Часто видишь и слышишь, как некоторые относятся к своим родителям. Мне при­шлось тоже нелегко, потому что мои покойные папа и мама были лежачими, – как-то откровенно призналась гомельчанка Лидия Ивановна. – Но я до последней минуты их жизни была рядом. Уже больше пяти лет, как нет со мной моей любимой доброй мамы. Все чаще вспоминаю, какие мудрые слова говорила она, моя сердобольная мамочка! А я иногда отмахивалась от ее слов и советов.

Я всегда думала, что счастье — это светлый, почему-то только праздничный день, лес, березки. Много раз мне приходилось вместе с мамой собирать ягоды. Помню вымазанные черникой руки – я хорошая помощница. Мне спокойно и уютно, потому что рядом со мной моя мама. Так было в детстве, в юности, и совсем еще недавно, когда она была жива. И теперь я на все смотрю мамиными глазами. Она все эти годы словно стоит ря­дом, я слышу ее голос, вспоминаю ее мудрые слова и теперь понимаю, как мама была во всем права. Я все время думаю, что должна помнить не только мамины слова, но и жить так, чтобы маме не было больно, что бы она не переживала за меня уже на том, другом свете. Я хочу сказать всем добрым людям: будьте терпимы к немолодым родителям, они не вечны, и никто и никогда не будет любить вас так, как они. Спешите к родителям, звоните, пока они живы».

Я тяжело пережил потерю мамы. Надгробный знак, сколько бы он не стоил, нужен мне, брату, сестрам, нашим детям. Но он не вернет маминого тепла, и в родном доме теперь так холодно…

Все хорошее осталось в сердце и памяти. Кажется, все бы отдал, чтобы вернуть прошлое, на минуту, на час, на секунду, и сказать: «Здравствуй, мама! Прости, может быть, было что-то не так…»

…Да, для чего тему завел-то? Давайте поедем на эти выходные к своим родителям! Давайте сделаем все, чтобы для близких людей старость не ассоциировалась с беспомощностью и одиночеством. Просто поговорим с родными людьми по душам и подарим им настоящее счастье – праздник человеческо­го общения! А если вы уже в пути, значит, я недаром ем свой журналистский хлеб.

поделиться в соцсетях
Комментарии/ 2
Ольга
Ольга

Моя мама рядом, ценю каждую минуту общения с ней. Спасибо автору за трогательные строки.

Татьяна
Татьяна

Замечательная и очень нужная статья! "Уважайте старость - это наше будущее!" - сказал кто-то из мудрецов. А мы спешим, а нам некогда, а у нас дела, а у нас работа..... И старенькие наши мамы и папы, которые уже и бабушки и дедушки, а может уже и прабабушки, и прадедушки ждут наших звонков или писем, берегут своими руками закатанные огурчики или грибочки... Не откладывайте своего общения с родными людьми, ведь завтра может быть уже поздно! И никакие дорогие памятники не нужны им завтра! Им сегодня нужно наше внимание и наша забота! Спешите! Не опоздайте!

Ваш комментарий